Скоро опять на трон

Модераторы: отец Жозеф, LambadA

Скоро опять на трон

Непрочитанное сообщение TeleDinaburg » 19 май 2015, 08:24:50

Как Лукашенко едва не стал президентом России

В ноябре в Белоруссии пройдут очередные президентские выборы – нынешний глава государства Александр Лукашенко с большой долей вероятности станет президентом в пятый раз подряд. Однако в конце 90-х Лукашенко вполне мог сменить белорусский трон на куда более привлекательный российский, став преемником Бориса Ельцина. Интрига, закрученная одновременно в Минске и в Москве, была невероятно близка к успеху. Сорвать восшествие «батьки» на кремлевский престол смогло лишь прямое вмешательство ельцинской «семьи». Историю неудавшейся смелой кампании вспоминает белорусский журналист Денис Лавникевич.

Сегодня историки и политологи сходятся во мнении: с 1994 по 1996 годы Александр Лукашенко укреплял собственную власть в Белоруссии – избавлялся от оппозиции, брал под контроль денежные потоки, распустил независимый от него парламент (который осмелился поставить вопрос об импичменте президенту) и назначил другой, во всем согласный. А в период с 1997 по 2000 годы Лукашенко при активной поддержке своего окружения разыгрывал самые различные комбинации, которые позволили бы ему каким-то образом взобраться на российский трон.

Лукашенко рисовал убедительную картинку Белоруссии как страны, где работают заводы, где сохранены колхозы и совхозы, где нет олигархов и не было «обвальной приватизации», где сохранены бесплатные медицина и образование и где совсем нет безработицы. Среди его сторонников в Москве называли таких публичных политиков, как Геннадий Зюганов, Геннадий Селезнев, Евгений Примаков и Юрий Лужков.

«Действительно, у Лукашенко в то время было мощное лобби в московских политических кругах, причем в самых разных, – рассказывает известный белорусский политолог Роман Яковлевский. – С антиельцинских позиций Лукашенко в самом конце 90-х поддерживали в наибольшей мере Зюганов и Селезнев. Но я бы не
сказал, что его так уж активно поддерживали Лужкков и Примаков. Оба и сами строили похожие планы».

По словам политолога, картину подобной поддержки – и политической, и всенародной, – Лукашенко рисовали российские писатели-«почвенники», с которыми он в то время много общался. Прежде всего – Станислав Куняев и Александр Проханов, которые внушали «батьке», что именно ему суждено стать собирателем восточнославянских земель.

Не случайно многочисленные поездки Лукашенко по различным регионам России в какой-то момент начали сильно напоминать предвыборные вояжи.

«Дело дошло до того, что окружение Ельцина убедило «царя Бориса» в том, что такие поездки Лукашенко могут быть опасны для центральной власти в Кремле. Тогда белорусскому президенту резко «перекрыли кислород» в плане поездок по регионам – под давлением Москвы местные руководители перестали его приглашать, – говорит Яковлевский.
– Но у Лукашенко оставалось мощное лобби в руководстве России – в том числе среди военных, которые были недовольны прозападным курсом Ельцина и Козырева (министр иностранных дел в администрации Ельцина). Но потом Козырева сменил Примаков, и я не думаю, что Примаков видел Лукашенко в «шапке Мономаха». Ну а в Беларуси главным идеологом того, что Лукашенко должен воцариться в Кремле, был полковник Владимир Заметалин, в то время – начальник Главного управления общественно- политической информации в Администрации президента Беларуси. Именно поэтому глава Беларуси настаивал, что в Союзном Государстве должен быть сперва принят Конституционный акт. И согласно ему, граждане Беларуси могли бы участвовать в выборах России, так как было бы единое союзное гражданство. Шансы у Лукашенко тогда были высокие – его популизм находил отклик у российской публики».

Самая известная попытка Лукашенко стать во главе России произошла в 1997 году, когда Ельцин приходил в себя после операции на сердце. В конце февраля в Минск прилетел помощник президента России по международным делам Дмитрий Рюриков. Его задачей было подготовить преобразование Сообщества Беларуси и России в союзное государство. В Москве процессом руководил вице- премьер Валерий Серов, который заручился одобрением проекта со стороны практически всех заинтересованных ведомств.

Все это напоминало заговор с целью поставить Лукашенко во главе России с «прикрепленной» к ней Белоруссией. Этому способствовала и внешнеполитическая ситуация. Как раз в то время началось расширение НАТО на восток – в блок было решено принять сразу семь стран: Болгарию, Латвию, Литву, Румынию, Словакию, Словению и Эстонию (реально это произошло в марте 2004 года). На этом фоне Евгений Примаков активно продвигал идею российско-белорусского союза как ответа на расширение Североатлантического Альянса. Показательно, что думская оппозиция сдержанно отнеслась к объявлению о расширении НАТО, но потребовала от руководства России «активно пойти навстречу единственному союзнику России на международной арене» – Белоруссии.

За март 1997 года в аппарате Лукашенко был подготовлен своеобразный проект договора о российско-белорусском союзе. В нем было оговорено, что верховная
должность в белорусско- российском государстве является сменной: два года союзом управляет один президент, следующие два года – другой.

В свою очередь, статья 18 этого проекта договора определяла порядок формирования Высшего Совета Союза. Там были зарезервированы места для глав Белоруссии и России, премьер- министров и руководителей палат парламентов обеих стран, а также для председателя исполкома Союза. Понятно, что при таком раскладе Ельцин автоматически терял контроль над Высшим Советом. Четыре белорусских голоса плюс голос спикера Госдумы Геннадия Селезнева (открытого противника Ельцина) обеспечивали Александру Лукашенко победу в любом голосовании.

Был подготовлен и проект устава российско-белорусского союза. В нем, например, говорилось: «Решения Высшего Совета Союза обязательны для органов Союза и для органов исполнительной власти государств-участников». А про парламент было сказано так: «Государства-участники создают условия для преобразования Парламентского собрания в представительный и законодательный орган Союза, избираемый непосредственно гражданами Союза».

При этом в федеративном парламенте предусматривалось равное представительство белорусских и российских депутатов. Это при том, что в России тогда проживало 150 млн человек, а в Белоруссии – меньше 10 млн.

Но Анатолий Чубайс и дочь российского президента Татьяна Дьяченко разгадали алгоритм действий белорусского президента. Окружение Ельцина провело настоящую спецоперацию: в Беларусь был срочно отправлен секретарь Совета безопасности России Иван Рыбкин. Ему было поручено изъять имевшийся на руках у Александра Лукашенко экземпляр договора с подписью Бориса Ельцина. История умалчивает, как именно, но задание было выполнено, хотя переговоры между Рыбкиным и Лукашенко длились всю ночь. 2 апреля 1997 года договор о создании Союзного Государства России и Беларуси все- таки был подписан – но в совершенно выхолощенном виде. Те, кто присутствовал на церемонии официального подписания документа, говорят, что «на Лукашенко было жалко смотреть».

Позднее сам Борис Ельцин в своей книге «Президентский марафон» так
вспоминал этот случай:

«Задание подготовить более полный интеграционный договор было дано главами государств еще в 1996 году. И в начале 1997-го такой договор действительно появился. Подготовлен он был группой во главе с вице-премьером Валерием Серовым, отвечавшим за вопросы интеграции в правительстве России. С белорусской стороны проект договора был завизирован министром иностранных дел Иваном Антоновичем и главой администрации белорусского президента Михаилом Мясниковичем. Текст договора был направлен двум президентам.

Вот тут-то и выяснилось, что устав нового союза совершенно не соответствует тем идеям, которые были одобрены мной при обсуждении концепции будущего союза. Это был новый устав, составленный главным образом двумя членами КПРФ (председателем комитета Госдумы по делам СНГ Г. Тихоновым и самим И. Антоновичем, который переехал в Минск и сменил гражданство). То, что министр иностранных дел Беларуси одновременно и активнейший член российской компартии, должно было кого-то насторожить. Но не насторожило. А зря. То, что придумали разработчики, по сути означало одно – Россия теряет свой суверенитет. В результате появляется новое государство, с новым парламентом, новой высшей
исполнительной властью, так называемым Высшим Советом Союза. И решения этого органа обязательны для российского президента, правительства, всех исполнительных органов власти России.

Горячим сторонником непродуманного и опасного для России соединения двух государств оказался мой помощник по международным вопросам Дмитрий Рюриков. Документ этот был поддержан не только спикером Госдумы, не только огромным количеством российских чиновников, он, уже подписанный, лежал на столе у президента Лукашенко. Назревал крупный международный скандал. Для исправления ситуации к работе пришлось срочно подключить мою администрацию. Юристы обнаружили целый ряд и других вопиющих нарушений Российской Конституции.

Я написал письмо Александру Григорьевичу, в котором просил отложить подписание договора с целью всенародного обсуждения его положений. Однако такой демарш российского президента – откладывание уже готового к подписанию договора – должен был стать для белорусского президента не самым приятным сюрпризом. Я возложил эту деликатную миссию – вручение письма – на Ивана Рыбкина, секретаря Совета безопасности. При этом сказал ему: «Иван Петрович, пока Лукашенко не согласится, домой не возвращайтесь». Рыбкин с тяжелым вздохом понимающе кивнул и вылетел в Минск.

В аэропорту Лукашенко сразу буквально дословно пересказал Ивану Петровичу содержание моего письма. Передал президенту эту информацию, как мне позже стало известно, Дмитрий Рюриков, мой помощник, который, как я уже говорил, был горячим сторонником полного, пусть даже прокоммунистического слияния двух государств. Через неделю я его уволил.

Я до сих пор глубоко благодарен Рыбкину за терпение и настойчивость. Он и Лукашенко провели вместе много часов и, как говаривают злые языки, оставили после переговоров немало пустой тары из-под крепких напитков».

После тех событий Ельцин отстранил от должностей большинство из тех, кто с российской стороны был причастен к подготовке скандального документа. И первым был уволен помощник по международным делам Дмитрий Рюриков. Евгений Примаков, большой сторонник объединения с Белоруссией, также едва не лишился своего поста.Дочь первого президента РФ Бориса Ельцина Татьяна Юмашева в своем блоге в Живом Журнале вспоминает те события немного иначе и более эмоционально:

«Напомню, что произошло. В апреле 96-го Россия и Беларусь подписали договор о создании Сообщества двух стран. Идея была в том, чтобы выстроить более близкие отношения между ними, чем в тот момент были в рамках СНГ. Исполнительный комитет нового образования (типа объединенного правительства двух стран) должен был подготовить документы на этот счет.

Документы и были подготовлены. Главный из них – Устав союзного государства. Как обычно бывает в таких случаях, документ пошел на согласование в министерства и ведомства, получил визы российского МИДа и министерства по делам СНГ. Наконец, добрался в аппарат правительства, где вопросы СНГ в тот момент курировал вице- премьер Валерий Серов. Он также завизировал документ, и вот уже в СМИ объявляется, что 2 апреля два президента – Борис Ельцин и Александр Лукашенко – должны подписать новый союзный договор. Цель, которая была продекларирована – в перспективе создание единого федеративного государства. С единой таможней, валютой, гражданством, с пограничным и военным союзом.

Ночью 28 марта первый-вице- премьер Анатолий Чубайс звонит в Кремль главе администрации Валентину Юмашеву и говорит, Валя, а ты в курсе, что уже через неделю у нас возникнет новое государство? В каком смысле, отвечает Юмашев. Чубайс говорит, а в таком, что в нем не сильно уже будет нужен российский президент, впрочем, как и российское правительство, и даже наша коммунистическая дума уже мало кого будет волновать. В ходе разговора выясняется, что в документе, который только сейчас попал на стол Чубайсу для визирования, есть положения, которые по сути уничтожают суверенитет России и передают властные полномочия новым органам союза – Высшему совету и Парламентскому собранию.

Чубайс и Юмашев начали разбираться. Выяснилось, что Устав этот был подготовлен председателем комитета Думы по делам СНГ коммунистом Тихоновым и замминистра белорусского МИДа Антоновичем. Поскольку в российские ведомства он попал как документ Исполкома, в текст никто сильно не вникал, визировали и отправляли выше. Так он и добрался до Белого дома и Кремля. А в Кремле помощник президента по международным вопросам написал записку президенту о том, что Устав надо подписывать, поскольку он полностью соответствует стратегическим интересам России.

Юмашев утром доложил президенту ситуацию. Папа в бешенстве. Отменять визит президента Беларуси, приезжающего на торжественные мероприятия по случаю подписания Устава – невозможно. И
подписывать документ – тоже невозможно. Более того, внутри правительства и администрации президента раскол. Вице-премьер Серов и помощник президента Рюриков, два главных действующих лица, отвечающих за работу с СНГ, настаивают на подписании этого документа. Их аргументация: Устав – это шаг к созданию нового Союза, к нему в будущем присоединятся и Казахстан, и Украина, и Киргизия, а потом и другие страны. Никакой суверенитет Россия не теряет, поскольку она больше, экономически сильнее. На вопрос, что мы будем делать, когда Александр Лукашенко, будучи руководителем Союза и возглавляя Высший совет, начнет заниматься экономикой России, как он это делает у себя дома, или войну Западу объявит? На это говорилось, ну, мы же этого не позволим. Только, если Устав давал такие возможности, не позволить уже было бы невозможно.

В результате было принято решение: несмотря на недовольство белорусов, Устав изменить, убрав из него противоречащие российской Конституции положения. Чтобы не пороть горячку, проект Устава опубликовать и организовать всенародное обсуждение. Белорусская сторона, поняв, что поуправлять Россией не получится, потребовала убрать пункт, ради которого весь этот процесс и затевался – о создании в перспективе федеративного государства».

Если проанализировать публичные выступления Александра Лукашенко, то можно заметить: с 1994 и по 2000 год в них почти не встречаются слова «независимость»,
«суверенитет», «собственный курс» и т. п. Зато сожалений о распаде СССР и словосочетаний типа «славянское единство» – хоть отбавляй. Но с момента, когда Бориса Ельцина во главе России сменил Владимир Путин, риторика Лукашенко радикально меняется. Тезисы «независимость Беларуси – это ее главная ценность» и «я никогда не поступлюсь ни каплей суверенитета страны» стали доминировать в выступлениях Лукашенко.

До 2000 года белорусский президент особо и не скрывал, что считает независимость Белоруссии не некой ценностью, а скорее историческим недоразумением. Именно из этого он исходил, считая себя тем человеком, которому суждено возродить СССР. А как хитрый политик, он видел, что его риторика – сожаление о распаде «великой страны» и гнев в адрес «жирующих олигархов» – находит отклик, и прежде всего – в беднейших российских регионах. По сути, Лукашенко использовал свой пост президента и всю свою страну как инструмент для получения власти намного более высокого уровня – в России.

«В 1997 году момент, конечно, был тревожный для белорусов и одновременно интересный для аналитиков. Безусловно, была реальная угроза потери независимости Беларуси. Лукашенко вел очень активную работу по сближению с Россией и пиарил себя как возможного преемника Ельцина. В те годы Лукашенко активно поддерживала российская оппозиция, и, прежде всего, коммунисты, – говорит эксперт аналитического проекта Belarus Security Blog Виктор Евмененко. – Хорошо, что белорусскому лидеру тогда не удалось взойти на российский престол. Хорошо, как для самой Беларуси, в плане сохранения суверенного статуса, так и для самого Лукашенко. Руководить Россией теми методами, которые применялись и применяются в Беларуси, невозможно. И любые попытки сломать или подмять сложившуюся на тот момент политическую или финансовую систему России неминуемо привели бы к конфликту и скорому уходу Лукашенко со сцены».

Позднее Александр Лукашенко повторил попытку. 28 апреля 1999 года, когда состоялась очередная встреча президентов России и Белоруссии по вопросу договора о создании единого государства, реального сближения двух стран снова не произошло.

Проект Лукашенко по образованию единого государства предполагал пост президента союзного государства,
единые правительство, парламент и валюту.

Россия же настаивала на «слабоконфедеративном»
характере объединения. Вместо договора были подписаны 11 совместных документов и три концепции: о безопасности, о пограничной политике и о совместном оборонном заказе. В июле 1999-го, выступая на сессии Парламентского собрания России и Белоруссии, Лукашенко вновь выразил крайнее недовольство действиями Ельцина и пригрозил «наладить отношения с Западом» вместо России.

8 декабря 1999 года Ельцин и Лукашенко все же подписали договор о создании Союзного государства, но реально он представлял собой лишь декларацию о намерениях. 26 января 2000 года Лукашенко и и. о. президента России Владимир Путин обменялись ратификационными грамотами о договоре. «Появление Путина в Кремле поставило крест на мечтах Лукашенко стать влиятельной фигурой в российской политике. А он к этому шел», – вспоминает Роман Яковлевский. История попыток Лукашенко утвердиться в Кремле на этом закончилась.
Изображение

В мире Высоких Технологий с журналом "Телединабург".

Изображение
Аватара пользователя
TeleDinaburg
Демиург
Демиург
 
Сообщения: 5889
Зарегистрирован: 28 окт 2011, 17:54:37
Откуда: Riga Latvia,редактор
Пол: Мужской
Имя: Вячеслав Кулик

Re: Скоро опять на трон

Непрочитанное сообщение TeleDinaburg » 13 авг 2015, 12:01:19

БЕЛОРУССКИЙ НАЦИОНАЛИЗМ:
«БУФЕРНАЯ ЗОНА» СОЗДАЕТ СЕБЕ ГОЛЕМА.


Накануне президентских выборов в Белоруссии белорусский национализм, несмотря на его слабость и маргинальность, по-прежнему представляется западным соседям единственной реальной альтернативой режиму Лукашенко. Исторически и идеологически адепты «бело- червона-белого сцяга» являются братьями-близнецами
прибалтийских и украинских националистов, которые активно поддерживают белорусских единомышленников, чтобы восполнить пробел в балто- черноморском «санитарном кордоне» от России. И это при том, что превращение этнического национализма в господствующую идеологию Белоруссии несет угрозу в первую очередь её антироссийским соседям: Польше, Украине, Латвии и Литве.

В разных странах мира к национализму могут относиться по разному, потому что под ним иногда понимаются совершенно разные вещи. В Великобритании или во Франции национализм – это синоним патриотизма: созданная под влиянием Великой французской революции гражданская религия, призванная объединять общество на основе любви к Родине и осознании общей для всех граждан судьбы. Поэтому там это — исключительно позитивное понятие: кого же может возмущать любовь к Родине?

Совсем другое дело – восточно- европейский национализм. Для всех титульных наций нынешних стран Восточной и Юго-восточной Европы он возник и развивался примерно по одной схеме. Сперва появлялась национальная интеллигенция народов, находившихся в составе Австрийской, Российской или Османской империй – представители коренных местных жителей, получившие образование и освоившие интеллектуальные городские профессии. Затем из среды национальной интеллигенции выходили так называемые «будители народного духа», создававшие на основе сельских диалектов своих предков литературный язык. Потом этот язык получал распространение через периодику, литературно обработанный и впервые напечатанный фольклор и труды национальных историков о былом великом прошлом своего
народа (если такового прошлого не было, его придумывали). На следующем этапе происходила политическая самоорганизация на основе ощущения общей национальной принадлежности и начиналась борьба за создание национального государства.

Такая схема была универсальна хоть для чехов, хоть для венгров, хоть для латышей с эстонцами. Большинству восточно-европейских народов удалось создать свои национальные государства по итогам Первой мировой войны, когда произошел распад империй. В наследство от имперского периода этим народам достался глубочайший комплекс неполноценности, от которого пошли нетерпимость к инородцам, навязывание своего национального превосходства и дискриминация национальных меньшинств, особенно если те в имперский период были «нацией господ».

Совсем по другому пути развивалась политическая история Беларуси: в ней превращение
этнонационализма в господствующую идеологию было остановлено созданием Белорусской ССР и Великой Отечественной войной с беспрецедентным по размаху партизанским движением на оккупированной белорусской территории.

Поэтому после войны белорусский национализм на социальном уровне выродился в маргинальное, непопулярное и почти сектантское движение. В отличие от большинства постсоветских республик, ему не помог даже распад СССР. Первые годы власти независимой Беларуси еще пытались опираться на националистическую
идеологию: вели борьбу с русским языком, отрицали советское прошлое вплоть до разговоров об оккупации, обращались к образам Великого княжества Литовского и Речи Посполитой. Но все закончилось уже в 1994 году с победой на президентских выборах Александра Лукашенко, который сделал русский язык вторым государственным, вернул государственную символику Белорусской ССР и возродил культ Великой Победы.

Идеология, которая в Прибалтике четверть века была правящей, а на Украине после Майдана превращается в господствующую буквально на глазах, в Белоруссии сейчас находится на обочине политической жизни. Хотя с украинским и прибалтийскими аналогами белорусский национализм схож один в один. Такие националистические организации, как Белорусский народный фронт, Консервативная христианская партия и прочие выступают за отказ от Союзного государства с Россией и русского языка в качестве второго государственного, вступление в НАТО и ЕС, десоветизацию, вступление к соседям по региону в «буферную зону» против России и новую историческую политику, предполагающую вместо памяти о советском прошлом и Великой Отечественной войне опираться на образы Великого княжества Литовского и Речи Посполитой.

Благодаря такой программе Польша, Украина и Латвия с Литвой видят в белорусских националистах своих полных союзников в борьбе с Россией и поддерживают их словом и делом в упорной надежде, что рано или поздно адепты «бело- червона-белого сцяга» свергнут режим Лукашенко и придут к власти в соседней стране.

Литовское специализированное издание Geopolitika.lt выражает надежду, что под влиянием украинских событий президент Белоруссии одумается и для укрепления своей власти возьмет в союзники белорусский национализм: «Другой опрометчивый шаг Лукашенко — многолетняя антинациональная политика, в результате которой белорусский язык стал пасынком в собственной стране. Сузилась и социальная историческая память, основой которой стал советский период. Тем не менее, создается впечатление, что в контексте текущей геополитической ситуации Лукашенко начинает понимать свою ошибку. После событий на Украине в Белоруссии наблюдаются попытки ограничить использование российских патриотических георгиевских ленточек, а сам Лукашенко после длительного перерыва открыто заговорил по- белорусски».

Это – поддержка словом. Есть и поддержка делом.

Украинский «Правый сектор» заявил на днях, что создает белорусское подразделение. Неофашистская организация планирует создать тактическую группу «Беларусь» для обучения белорусских союзников методам борьбы за «освобождение» своей нации.

При этом польские, украинские, литовские и латышские деятели не понимают, что, пытаясь возродить белорусский национализм к жизни, они выступают в роли «франкенштейнов», создающих чудовище, который их же и уничтожит. Потому что в качестве правящей идеологии белорусский национализм гораздо опаснее не для России, а для других соседей Республики Беларусь.

На западе Белоруссии проживает польская община. В отношениях Варшавы и Минска и без того было много конфликтов из-за белорусских поляков, но если к власти в Минске придут националисты, то начнется тотальная принудительная ассимиляция польского населения с поголовным зачислением всех поляков по этническому признаку в «пятую колонну». Киеву после прихода к власти в Белоруссии национально мыслящих единомышленников придется опасаться покушений на территориальную целостность Украины не только со стороны России: белорусские националисты запросто предъявят свои права на украинское Полесье и Волынь. Достанется и Латвии: входящая ныне в её состав Латгалия ранее была в составе Витебской губернии – это нынешняя Витебская область Белоруссии. Наконец, возрождение образов Великого княжества Литовского и Речи Посполитой и идея правопреемства современной Белоруссии с этими государственными проектами неизбежно приведет к попытке оспорить принадлежность Литве Вильнюса и Вильнюсского края. Между прочим, от белорусской границы до Вильнюса расстояние всего-то 18 километров…

Не надо обладать каким-то особым стратегическим умом, чтобы понять, что, заигрывая с националистическими
настроениями белорусских маргиналов, чтобы нанести удар по России, польские, украинские и прибалтийские власти наносят удар по себе. Почему же они все равно продолжают этим заниматься? Неужели желание в очередной раз напакостить России и услужить западным покровителям настолько велико, чтобы можно было действовать по принципу «глаз себе выколю, чтобы у тещи зять был кривой»?

Александр Носович
Изображение

В мире Высоких Технологий с журналом "Телединабург".

Изображение
Аватара пользователя
TeleDinaburg
Демиург
Демиург
 
Сообщения: 5889
Зарегистрирован: 28 окт 2011, 17:54:37
Откуда: Riga Latvia,редактор
Пол: Мужской
Имя: Вячеслав Кулик

Re: Скоро опять на трон

Непрочитанное сообщение TeleDinaburg » 23 авг 2015, 20:56:33

Лукашенко помиловал всех
известных белорусских
политзаключенных


Президент Белоруссии
неожиданно помиловал и
предписал незамедлительно
освободить всех известных
политических заключенных,
включая самого популярного из них — кандидата в президенты
2010 года Николая Статкевича. Это освобождение выглядит как
шахматный ход в политической
игре — оно произошло на
следующий день после того, как стало известно, кто из
оппозиционеров сможет принять
участие в президентских выборах,а кто сошел с дистанции.

Освобождать
политзаключенных прямым
президентским распоряжением
в субботу вечером стало своего
рода традицией в Белоруссии
— точно так же выпускали из колоний политзаключенных и
в прошлые годы.

И на этот раз ближе к вечеру
субботы государственное
информагентство «БелТА» со
ссылкой на администрацию
президента сообщило:

«Исходя из принципа гуманизма,
президент Беларуси сегодня
принял решение о помиловании
и освобождении из мест
лишения свободы Николая
Дедка, Игоря Олиневича, Николая Статкевича, Евгения Васьковича,
Артема Прокопенко, Юрия
Рубцова».

При этом еще недавно (как и
неоднократно прежде)
Лукашенко заявлял
журналистам, что не может
помиловать Николая
Статкевича и других политзэков, так как они не признали своей вины — нет их заявлений о помиловании,которые можно было бы подписать. Но в субботу, когда помилование все же состоялось, всех шестерых
освобожденных моментально
вывели из колоний и тюрем и
посадили на автобусы до их
родных городов.

Несмотря на стремительное
развитие событий, в тот же
вечер встретить Николая
Статкевича на автовокзале
собралась большая толпа
журналистов и сторонников под запрещенными белорусскими национальными флагами.

Освобожденного соперника
Лукашенко встречали овациями
и криками «Герой!».

Сразу же, прямо на вокзале,
Николай Статкевич заявил, что
не писал на имя Лукашенко
прошения о помиловании, а
также что намерен продолжать
политическую деятельность и добиваться непризнания
Западом нынешних
президентских выборов.

Кстати результаты выборов 2001, 2006 и 2010 годов, когда побеждал Лукашенко, также не признаны международным сообществом.

Заявил Статкевич и о том, что
белорусским демократам не
следует на этих выборах
поддерживать единственного
кандидата от оппозиции.

«У диктатуры закончились
деньги, и она будет имитировать
демократию.

Я и дальше буду работать над
тем, что делал для свободной,
нормальной Беларуси. Но в
ближайшие несколько дней я
хочу просто отдохнуть. Вместе
с тем я буду встречаться с руководителями
оппозиционных организаций,
будем обсуждать, что делать, —
сказал вышедший на свободу
оппозиционный политик. —
Внутрикамерные агенты все время задавали мне один
вопрос: собираюсь ли я уехать
из Беларуси? Нет!»

Николай Статкевич на выборах в
2010 году был одним из самых
заметных соперников
Александра Лукашенко. Его
арестовали сразу, вечером в день
выборов.

В СИЗО КГБ он отказался от дачи
показаний и объявил
голодовку, прекратив ее только
через 23 дня. Статкевича
обвиняли в организации
массовых беспорядков, но в суде он не признал своей вины.

В мае 2011 года Статкевича
осудили на шесть лет лишения
свободы в условиях
усиленного режима. В январе
2012-го условия отбывания
наказания изменили на более жесткие и перевели его из
колонии в тюрьму.

На свободу он должен был
выйти 20 декабря 2016 года.

Тогда, в декабре 2010-го, сразу
после выборов, в тюрьме
оказались семеро из девяти
соперников Лукашенко.
Несколько из них были
осуждены «за организацию массовых беспорядков» к
разным срокам заключения.

В результате Статкевич оказался
единственным кандидатом в
президенты, который, попав в
тюрьму, не согласился признать
свою вину и написать
Лукашенко прошение о помиловании.

Николай Дедок был арестован
3 сентября 2010 года и
получил 4,5 года лишения
свободы в условиях
усиленного режима за
злостное хулиганство. В ноябре 2014 года на Дедка завели
новое уголовное дело — за
злостное неповиновение
требованиям администрации
исправительного учреждения
— и продлили заключение на один год.

Игорь Олиневич был арестован
29 ноября 2010 года и осужден
на восемь лет лишения
свободы в условиях
усиленного режима за
злостное хулиганство и повреждение имущества
общеопасным способом и в
особо крупном размере.

На самом деле Николай Дедок и
Игорь Олиневич были
активистами анархистского
движения. В вину им вменили
ряд нападений на здания
государственных ведомств. В их числе —
несанкционированная акция
возле генерального штаба в
2009 году, забрасывание
бутылками с зажигательной
смесью территории посольства России в Минске и здания
тюрьмы на улице Окрестина в
2010-м, попытки поджога
отделений Беларусбанка и
банка «Москва-Минск».

Но, по мнению
правозащитников, настоящим
основанием для приговора
стало участие в мирной
демонстрации протеста возле
минобороны против совместных российско-белорусских военных учений.

Житель Гомеля Юрий Рубцов 6
октября 2014 года был
приговорен к полутора годам
за оскорбление судьи. Новое
уголовное дело на Рубцова
возбудили в марте этого года. 28 мая суд приговорил Рубцова
к двум годам колонии общего
режима.

Евгений Васькович и Артем
Прокопенко были взяты под
стражу в январе 2011 года. В
мае того же года суд Бобруйска
приговорил их к семи годам
лишения свободы в условиях усиленного режима. Суд
посчитал их виновными в
поджоге здания КГБ в
Бобруйске в ночь на 17 октября
2010 года.

До сих пор само наличие в
Белоруссии политических
заключенных, как и репрессии
против независимых СМИ,
служило главной причиной
того, что ЕС и США отказывались признать легитимность
президентских выборов — и,
соответственно, самого
Лукашенко.

Одно из следствий этого — то,
что и самому Лукашенко, и
большинству окружающих его
чиновников запрещен въезд в
Евросоюз, США и ряд других
стран.

«Лукашенко снял препятствие на
пути нормализации отношений с
Западом на пике эффективности
этого шага.

Теперь ему не будут
предъявлять никаких
дополнительных безусловных
претензий для нормализации,
— считает политический
обозреватель белорусской службы «Радио «Свобода»
Юрий Дракохруст. — То есть
остаются и выборы, и свобода
слова, и многое другое, но это
темы для переговоров в
рамках нормализованных отношений, а не условие
нормализации. Плюс России
нечего на этот шаг возразить и
в чем-либо Лукашенко
упрекнуть. Не она ж их
сажала».

Теперь и Запад — в первую
очередь в лице наблюдателей
ОБСЕ, — и сама белорусская
оппозиция лишаются мощного
аргумента в пользу очередного
непризнания белорусских выборов.

«Освобождение
политзаключенных —
конкретный сигнал Западу от
Лукашенко, что он рассчитывает
на признание этих выборов
легитимными.

И это означает очень серьезный
разворот во внешней
политике, — считает
белорусский политик, глава
гражданской кампании «Наш
дом» Ольга Карач. — Лукашенко, как избушка из
сказки: к Западу он сейчас
поворачивается передом, а к
России — другими частями
тела».


Батька как всегда хитер Лучший способ рассорить
оппозицию.


Николай Статкевич оказался на свободе ровно на следующий день после того, как стало понятно, кто представит
демократическую оппозицию на
выборах президента 11 октября.

Ведущие противники
Лукашенко — Анатолий
Лебедько и Сергей Калякин —
сошли с дистанции, не сумев
набрать по 100 тыс. подписей
за свое выдвижение. Осталась Татьяна Короткевич, которую
еще полгода назад вообще
никто не знал и которая как
оппонент очень удобна для
Лукашенко.

Сегодня Статкевич — идейный
лидер тех противников
Лукашенко, кто выступает за
бойкот выборов. Оказавшись
на свободе и отстаивая свою
позицию, Статкевич наверняка заметно уменьшит число тех
избирателей, которые готовы
были прийти на участки и
проголосовать за оппозицию.
Это даст перевес сторонникам
Лукашенко — традиционно более дисциплинированной
части электората.

«Несмотря на то что Статкевич
не поддержал участие
Короткевич в выборах, не стоит
ожидать, что это как-то
повлияет на команду, которая
на нее работает. То есть кампания будет проведена в соответствии с
первоначальным планом, —
говорит Виктор Евмененко,
эксперт аналитического
проекта Belarus Security Blog. — Это освобождение — реверанс
власти в сторону Запада, как и
то, что Короткевич наверняка
зарегистрируют как кандидата
— это не вызывает сомнений».
Изображение

В мире Высоких Технологий с журналом "Телединабург".

Изображение
Аватара пользователя
TeleDinaburg
Демиург
Демиург
 
Сообщения: 5889
Зарегистрирован: 28 окт 2011, 17:54:37
Откуда: Riga Latvia,редактор
Пол: Мужской
Имя: Вячеслав Кулик

Re: Скоро опять на трон

Непрочитанное сообщение TeleDinaburg » 22 окт 2015, 19:38:04

Батька не зря старался:
Решение о снятии санкций ЕС
против Белоруссии вступит в силу
31 октября


Решение «о приостановке на четыре месяца санкций ЕС против Белоруссии, в том числе в отношении президента Александра Лукашенко, вступит в силу 31 октября», однако в отношении четырех фигурантов черного списка ограничительные меры останутся в силе. Об этом сообщил европейский дипломатический источник в бельгийской столице.

«По имеющимся планам письменная процедура принятия этого решения (на уровне послов) пройдет 29 октября, затем оно будет опубликовано, а 31 октября вступит в силу и будет действовать до конца февраля», — сказал он.

«Санкции продолжат действовать в отношении четырех человек: Виктора Шеймана, Юрия Сивакова, Владимира Наумова и Дмитрия Павличенко», — добавил дипломат.

Принципиальное решение о готовности ЕС временно заморозить санкции против Белоруссии было принято на министерской встрече сообщества в Люксембурге 12 октября, однако официально оно еще не оформлено.

Санкции ЕС в отношении Белоруссии включают черный список из порядка 150 фигурантов, в том числе президента Александра Лукашенко, которым запрещен въезд на территорию сообщества, и финансовые активы которых в европейских банках подлежат замораживанию. Санкции также предусматривают оружейное эмбарго и запрет на поставки в Белоруссию полицейского оборудования и техники двойного назначения, которая может быть использована для «внутренних репрессий».

Первый пакет санкций ЕС в отношении Белоруссии был введен еще в 1997 году в связи с «нарушениями прав человека и нарушениями на выборах». Впоследствии различные санкционные меры вводились и упразднялись, пока в 2004 году не был утвержден полноценный черный список белорусских чиновников, которым запретили въезд в ЕС.
Изображение

В мире Высоких Технологий с журналом "Телединабург".

Изображение
Аватара пользователя
TeleDinaburg
Демиург
Демиург
 
Сообщения: 5889
Зарегистрирован: 28 окт 2011, 17:54:37
Откуда: Riga Latvia,редактор
Пол: Мужской
Имя: Вячеслав Кулик


Вернуться в Белоруссия

Кто сейчас на форуме

Зарегистрированные пользователи: Bing [Bot], GoGo [Бот], Google [Bot], K--H, SEMrush [Бот], Trendiction [Бот], Яндекс [Бот]